wod_1958 (wod_1958) wrote,
wod_1958
wod_1958

СЛОВО ПАТРИАРХА.




Нравственное основание справедливости

Невозможно гармонизировать интересы внутри государства, тем более на международной арене, если отделить справедливость от глубокого, проверенного веками нравственного основания. Моральные постулаты, нравственные нормы, хранимые как самой природой человека, так и религиями на протяжении тысячелетий, – это не ограничение свободы человека. Не предлог для ущемления его прав. Мы убеждены, что человек не может жить в мире, спокойствии и счастье, если в социуме нет общих нравственных ценностей, которые всемерно поддерживаются обществом и государством. Свобода как ценность не реализуема вне ответственности, которую добровольно берет на себя свободный человек.

Сегодня во многих странах ценности осмысляются в политико-философских категориях, нередко оторванных от национального культурно-исторического контекста. И хотя вышеупомянутая концепция «конца истории» ушла на периферию академической и экспертной дискуссии, в ряде обществ эти политические ценности объявляются идеалом, объявляются универсальными. А если так, то они должны быть распространены на весь мир – в существующем виде и без учета культурно-исторических особенностей разных стран и обществ. Например, людям говорят: существует ценность свободы человека. Да, эта ценность неоспорима. Но у национальных парламентов остается все меньше правовых возможностей свободно определять содержание этой ценности, не подвергаясь внешнему давлению, ревизии со стороны тех политических систем, которые провозглашают себя высшим авторитетом.





Закон, теряющий связь с нравственной природой человека, бесполезен

Я убежден, что подлинная ценность закона раскрывается тогда, когда он опирается на нравственное чувство человека, когда требования права совпадают с голосом совести человека. Закон, теряющий связь с нравственной природой человека, не вызывает отклика в сердце и становится бесполезен или даже вреден для человеческого общества. Такой закон может начать охранять пороки и в конечном итоге привести к моральной деградации общества. Мы помним, как в прошлом веке в нашей стране пытались создать «нового человека», заменив нравственные нормы идеологической целесообразностью, облеченной в форму законов. К сожалению, идеи улучшения человека в соответствии с идеологией не умерли. И сегодня отрыв закона от морали приводит к тому, что – пожалуй, впервые в истории человечества – нормой закона признается то, что традиционно считалось нарушением нравственных установлений. А ведь это тоже результат признания универсальными идеологических ценностей, а не содержательной ценности нравственного базиса.

Только опирающиеся на совесть человека общие ценности, которые не могут быть идеологизированы или политизированы, и способны составить нравственный консенсус человечества.

Предлагаемые законы привнесут еще больший религиозный раскол в украинское общество

И здесь, сожалея об отсутствии на данном собрании украинских парламентариев, не могу не упомянуть о продолжающихся на Украине законодательных попытках дискриминировать Украинскую Православную Церковь – только за то, что она находится в канонической связи с Московским Патриархом. Предлагаемые законы, лоббируемые радикальными кругами, создадут правовые условия для бюрократического вмешательства во внутренние дела приходов и епархий, привнесут еще больший религиозный раскол в украинское общество. Как показал грандиозный крестный ход за мир на Украине, Православная Церковь в этой стране выступает исключительно за внутринациональный мир. Подобные же законодательные инициативы хотят сделать верующих и Церковь орудием внутриполитической борьбы. Это абсолютно недопустимо.

Из слова перед участниками
137-й Ассамблеи Межпарламентского союза,
Санкт-Петербург, 16 октября 2017 года

Церковь при любых обстоятельствах призвана провозглашать Божию правду

Удивительная история святителей Московских должна научить нас тому, что у Церкви не бывает легких времен, потому что Церковь всегда на страже Божественной истины. Бывают более благоприятные или менее благоприятные условия, бывают эпохи гонений и разделений, но Церковь всегда и при любых обстоятельствах призвана провозглашать Божию правду, воспитывать в ней свой народ, молиться о нем, о стране, о властех и воинстве ее, дабы Господь приклонил милость к нашему Отечеству.

Из слова после Литургии
в Успенском соборе Московского Кремля
18 октября 2017 года,
в день памяти Первосвятителей Московских

Мера человеческой любви

Святой Никодим Святогорец, рассуждая на тему Божественной любви, сказал, что человеческая любовь имеет свою меру и свой предел, а любовь Божественная предела не имеет. Эти слова удивительно точно отражают то, что происходит между людьми, когда их соединяет любовь. Очень часто мера этой любви оказывается очень небольшой. Молодые люди полюбили друг друга и, казалось бы, жить друг без друга не могут, но проходит время, и сила любви ослабевает настолько, что, став мужем и женой, они расстаются, нередко оставляя сиротами, при живых родителях, собственных детей.

От чего же зависят мера и предел человеческой любви? Мы ведь знаем и другие примеры – когда люди рука об руку идут по жизни до самого гроба. В таких случаях смерть одного из супругов становится действительно трагедией для другого, даже на склоне жизни. Какие яркие чувства, какая сила, какое страдание от потери близкого человека! И кто поставляет этот предел, кто обозначает меру человеческой любви?

Ответ на этот вопрос очень простой: сам человек определяет меру своей любви и поставляет ей предел. Почему же одни пребывают в любви до гроба, а другие, прожив 5–10 лет, расстаются без всякого сожаления? Не полюбили друг друга? А радость, а слезы, а восторг? Неужели бутафория или все же реальное проявление чувств? Конечно, реальное! Почему же любви хватило так ненадолго? И ответ заключается в том, что человек сам определяет не только меру и предел своей любви, но и меру и предел своего счастья.

Человек может исчерпать свою меру любви

Сегодня люди очень поглощены заботой о том, чтобы внешняя жизнь была благополучной. На это тратится большая часть нашего времени, наших ресурсов, нашей нервной системы. Все работает ради того, чтобы обустроить жизнь благополучно, и мало кто думает, что и в условиях полного благополучия человек может достигнуть предела и исчерпать меру своей любви, а в результате оказаться глубоко несчастным.

Церковь призвана нести людям подлинное счастье

Церковь Божия, в отличие от всех других институтов, заботится о том, чтобы мера любви была велика и чтобы предел любви не могла положить даже смерть. А значит, Церковь заботится о самом главном – о человеческом счастье. Но поскольку виновником человеческого несчастья является темная сила, то все труды, которые Церковь совершает, воспитывая людей в полной мере любви, наталкиваются нередко на очень жесткое сопротивление.

Не стал исключением и этот храм, который был задуман как наследник храма, построенного еще до революции здесь, на Ходынском летном поле, на месте, связанном с именами выдающихся русских воздухоплавателей и советских летчиков. Чтобы здесь был храм, в котором совершалась бы молитва о наших героях неба. Чтобы здесь был храм, в котором людей учили бы тайне человеческого счастья. Чтобы здесь были не только магазины и места увеселения, но и место, куда человек может прийти и подумать о самом главном, научиться самому главному. Многие из участвовавших в строительстве этого храма знают, с какими невероятными трудностями, с каким сопротивлением пришлось столкнуться тем, кто захотел возродить старый храм в память о воздухоплавателях и летчиках – как место молитвы, как место обучения самому главному навыку жизни – навыку любви.

Не только здесь, но и в других местах вдруг неожиданно возникает сопротивление. Казалось бы, кому мешают храмы? Мы вспоминаем страшную эпоху богоборчества – кому тогда мешали уже закрытые храмы? Но их взрывали, чтобы и памяти не осталось. Даже чисто утилитарно их не всегда хотели использовать – именно взрывали, чтобы исчезла память о храмах Божиих. Разве эта злоба от людей? Нет, она от иной силы, и Церковь призвана преодолевать тяготение этой силы и нести людям слова правды, утешения, поддержки, а самое главное – силу благодати Божией, которая способна увеличить меру любви в человеческой жизни.

А ведь любовь – это и есть подлинное счастье, ибо Бог есть любовь. И как важно, чтобы люди проникались этим сознанием, чтобы мы, устремляясь к внешнему благополучию, никогда не разрушали основ своей духовной жизни, а значит, подлинного счастья.

Из слова после Литургии
в храме преподобного Сергия Радонежского
на Ходынском поле г. Москвы
22 октября 2017 года




Subscribe
promo wod_1958 august 5, 2016 01:11 8
Buy for 1 000 tokens
По событиям в Донецке сейчас пишу редко, дублировать то, что пишет официальная пресса ДНРе - смысла не вижу особенно об обстановке на фронте - достоверной инфой для общего пользования о происходящем не владею, а то, что "доходит" - просили не постить - " Маскарад он и в Африке…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments