wod_1958 (wod_1958) wrote,
wod_1958
wod_1958

очередная Версия. СЕКРЕТНАЯ ИСТОРИЯ NASA - 71.

Оригинал взят у sssr_cccr в СЕКРЕТНАЯ ИСТОРИЯ NASA - 71.
Ричард С. Хогленд был научный советник Уолтера Кронкайта и отдела новостей CBS во время программы «Аполлон», бывший заведующий планетарием Хейдена и консультант НАСА.

i-269

Знаки и загадки.

Торжественная церемония объявления президента в штаб- квартире НАСА в Вашингтоне в 2004 году на самом деле была достаточно тихим и невеселым мероприятием. Высказывания были короткими, практически сжатыми. Он начал с упадка программ пилотируемых полетов за последние три десятка лет:

«За последние тридцать лет нога человека не ступала в чужие миры, он не поднимался выше, чем на 386 миль — а это примерно расстояние от Вашингтона, округ Колумбия, до Бостона, штат Массачусетс. Америка почти за четверть века не создала нового транспортного средства для изучения космоса. Пришло время Америке сделать следующие шаги, вместе с этим полетом мы совершим много технологических прорывов. Мы еще не знаем, каковы будут эти прорывы, но они обязательно будут, и наши усилия окупятся сторицей. На Луне или на Марсе мы сможем найти ресурсы, от которых захватывает дух, которые испытают, насколько велики пределы нашего воображения. А тот интерес, который вызовут дальнейшие исследования, вдохновит нашу молодежь на изучение математики, науки, техники и создаст новое поколение новаторов и пионеров. Человечество стремится в небо по тем же причинам, которые однажды привели его на новые земли за морями. Мы решаем исследовать космос, потому что это улучшает нашу жизнь и поднимает наш национальный дух».

Примерно в середине своего выступления Буш выразил признательность тем, кто последним из людей ступал в иной мир, — Джину Сернану, командиру «Аполлона-17»:

«Юджин Сернан, который сегодня присутствует здесь, — последний человек, чья нога ступала на поверхность Луны, улетая, сказал:

«Мы пришли, и мы уходим, и, даст Бог. Когда мы вернемся, мы принесем мир и надежду всему человечеству».

Америка воплотит эти слова в жизнь».

И как отреагировал Сернан, когда в зале зазвучали аплодисменты? Он даже жестом не поблагодарил президента, а нахмурился, когда эти слова произносились. Космонавт рядом с ним, чье имя осталось неизвестным, бросил на Сернана строгий взгляд. Честно говоря, эта реакция (или ее отсутствие) поразила нас. Это было не только невежливо со стороны Сернана, это было абсолютно против этикета, учитывая, что его (вероятно) пригласили в НАСА по указанию из Белого дома. Часто ли кто-нибудь отказывается ответить на приветствие президента Соединенных Штатов Америки — особенно когда включены камеры, а вокруг тебя люди, пригласившие тебя на мероприятие? Мы объяснили поведение Сернана тем, что он был ярым демократом, но даже этим вряд ли можно оправдать произошедшее, потому что астронавт находился в штаб-квартире НАСА по случаю, не имеющему политической окраски. Мы заподозрили, что причиной молчаливого протеста было что-то большее, чем просто политическое несогласие с президентом Бушем. Возможно, было что-то еще, что-то, касающееся миссии «Аполлон-17» и роли Сернана во время его работы в НАСА.
Если взглянуть на сообщение Буша, самым странным представляется то, что именно на Сернана пал выбор представлять прошлые миссии «Аполлона». Выбор Базза Олдрина и Нила Армстронга с «Аполлона-11» представлялся бы более логичным, поскольку они уже неоднократно принимали участие в мероприятиях НАСА, подобных этому, были больше известны публике, чем Сернан, а их высказывания всегда были интересными и благосклонными. Однако на церемонии в Белом доме 20 июля 1994 года по случаю 25-й годовщины полета «Аполлона-11» Нил Армстронг казался расстроенным. Свое крайне эмоциональное обращение он начал с того, что сравнил себя с попугаем, который твердит то, что ему сказали — а в конце позволил себе провокационное замечание о «защитных слоях правды». Что именно он имел в виду? Было ли это «закодированным» признанием того, что космонавты находятся под контролем Брукингса? Было ли ледяное молчание Сернана (спустя десять лет после этого, в 2004 году) во время объявления фактического возрождения всей программы «Аполлон» на самом деле знаком солидарности среди астронавтов и подтверждения того, что «что-то» оставалось скрытым все эти годы? После выступления президента в 2004 году Сернан сказал только одно:

«Я ждал этого дня тридцать один год».

Это совсем не безоговорочная поддержка и одобрение президентского плана. Все астронавты, присутствовавшие на этом мероприятии НАСА, казалось, чувствовали себя крайне неловко, как будто их пригласили на шоу, однако не позволили обсудить то, что они на самом деле хотели обсудить. Помимо молчаливого подтверждения наших тезисов лунного купола в работах Алана Бина, казалось, они (астронавты) иногда пытаются высказаться единственно возможным для них образом: через хитрые «послания» и действия, наподобие «кода» Армстронга с двойным значением или явно неуместной реакции Сернана. Один из коллег–астронавтов Сернана и Армстронга схожим образом выразил протест при еще более странных обстоятельствах. В марте 2001 года бывший астронавт и сенатор Джон Гленн появился в мартовском выпуске комедии «Frasier» на Эн–Би–Си, где сделал несколько не таких уж двусмысленных замечаний:

«В те далекие славные дни я чувствовал себя очень неловко, когда меня спрашивали о вещах, о которых мы говорить не хотели, и ничего больше слушать не хотели. Некоторые спрашивали, знали ли мы, что мы там были одни? Настоящего ответа мы никогда не давали, и хотя мы видели там много разного, странного, но мы знали, что мы видим. И мы, в самом деле, не могли ничего сказать. Начальство на самом деле боялось нас, они боялись казусов, чего-нибудь вроде «Войны миров-2» и паники на улицах. Поэтому мы держали язык за зубами. А теперь мы видим это только в ночных кошмарах или в кино, и кое-что из этого вполне похоже на правду».

Разумеется, после выхода этого эпизода в эфир появились кое-какие слухи. Приспешники НАСА наподобие Джеймса Оберга сразу же назвали эти высказывания простой шуткой, учитывая контекст, в котором они прозвучали, — в одной из самых популярных ситуационных комедий на телевидении. Но если на самом деле изучить программу, вслушаться в слова и посмотреть на манеру поведения Гленна, становится не так-то легко отнести его высказывания к юмору. На самом деле это поразительное выступление имеет все признаки откровенного разоблачения «Брукингса». Оно настолько прямое, что, если бы появилось в любой другой программе, произвело бы шоковое воздействие на прессу и повлекло бы за собой соответствующие выводы. Но поскольку это прозвучало в контексте телевизионной комедии, большинство телезрителей, в том числе, и некоторые члены уфологического сообщества, которые должны были бы знать о происходящем больше, просто пропустили высказывание как первоапрельскую шутку Гленна. Возможно, поэтому в первую очередь выбирали именно такое шоу. Вне зависимости от того, где были произнесены слова Гленна, они стали суровым обвинением НАСА и его приспешников. Давайте на минуту представим: все, что говорят скептики, верно, и Гленна «просто пригласили» на шоу, и он по какой-то причине согласился. Как настоящий герой Америки, сенатор от Огайо и бывший кандидат в президенты, Гленн, разумеется, имел определенный уровень доступа. Так вот представьте его реакцию, когда ему дают его экземпляр текста, который он должен говорить. Самая важная сцена, когда его просят:
- Признать, что он лжец;
- Признать, что агентство, которое посылало его в космос дважды — и сделало тем, кем он является сегодня — астронавтом, героем Америки и сенатором, не говоря уж о его определенном личном материальном благополучии — также лжет;
- Признать, что рекомендации Брукингса скрывать любые находки внеземных руин (жизни) существуют на самом деле;
- Признать, что он и его коллеги–астронавты были так поражены увиденным там, что у них до сих пор бывают «ночные кошмары»;
- Признать, что некоторые фильмы по вопросу НЛО недалеки от истины.
И Джон Гленн — герой войны, сенатор, политик, астронавт и американский идол, скажет:

«Конечно. Нет проблем. Что угодно, лишь бы было смешно».

Представляете, как в штаб-квартире НАСА надрывают животы от смеха и хлопают себя по коленкам, когда этот эпизод выходит в эфир? Простая истина заключается в том, что ни один человек хоть с малейшим чувством лояльности, честности или признательности не унизится до такого уровня шуток. Мысль о том, что Гленн согласился сказать это о себе и о НАСА, — даже в таком контексте — смешна. Любой, кто просто не придаст значения этим словам, не рассматривая более глубокого содержания — просто делает хорошую мину при плохой игре. Это была резкая критика, направленная прямо на НАСА. Когда смотришь само шоу, это становится очевидным. По сюжету продюсер главного персонажа — Фрейзера-Роз хочет сделать шоу по космической программе, «потому что сейчас 2001 год». Гленна просят его комментировать, и по причине ряда обстоятельств он врет Роз, чтобы помочь Фрейзеру. Когда его ловят на лжи, он извиняется и добавляет:

«Меня ввели в заблуждение. Обычно я так не хитрю».

Между Роз и Фрейзером возникает ссора, и они удаляются в аппаратную, чтобы выяснить отношения с глазу на глаз. Когда они уходят, Гленн, оставшийся в студии предоставленным самому себе, начинает декламировать от себя слова в эфир, которые совершенно не укладываются в контекст того, что происходило в шоу или с тем, что происходит в это время в аппаратной. Когда он говорит, он не обращается ни к одному из окружающих его персонажей. На самом деле он смотрит прямо в камеру, в одиночку обращаясь к аудитории по ту сторону экрана, которая смотрит на него по всей Америке. Когда он понимает, что его слова были записаны, он бежит в аппаратную и просит пленку — намек на то, что он по–прежнему под давлением или соблюдает обещание молчать. Роз и Фрейзер, занятые своими делами и не слышавшие ни слова из «исповеди» Гленна, небрежно отдают ее ему, совершенно не поняв, что только что произошло. Что самое главное в этой модели «просто комедии»? Все, от начала до конца, не смешно. На самом деле запись смеха, использованная в различных местах, когда говорит Гленн, звучит неуместно. Более того, Гленн использует камеру так, что аудитория теряет ощущение реальности. Он как будто бы делает свое сообщение вне шоу. Единственная настоящая шутка в этом эпизоде — это шутка над нами. Фрейзер и Роз представляют собой типичных американцев, спорящих по пустякам, в то время как прямо перед ними настоящий герой Америки буквально выворачивает наизнанку душу, рассказывая о том, что он видел «там». Он говорит о несознательном поведении основных американских институтов НАСА, которые отвечают за исследования. «Шутка» в том, что Фрейзер и Роз, как и все «мы» за последние пятьдесят лет, еще раз все пропустили. Разумеется, шутка работает в том случае, если Гленн, в конце концов, говорит нам правду.
Гленн рассматривает сценарий «Войны миров» как оправдание для сокрытия свидетельств внеземной деятельности. И если документ Брукингса, который указывает на этот сценарий, — это не просто «рекомендация» сорокалетней давности, а текущая политика, то это именно тот контекст, в котором Гленн «сказал все». Делая это в комедийном шоу, он получал что-то вроде политического прикрытия, которое ему было необходимо, чтобы обезопасить себя. Возможно, он рассчитывал, что кто-нибудь из ведущих СМИ разглядит противоречивость в его поведении и спросит его напрямую, правда ли это. Или, возможно, он хотел, чтобы его «исповедь» записали заранее на тот случай, если однажды возникнут попытки официального «разоблачения». Иначе, зачем лично участвовать в таких явных «нападках на НАСА?». Есть еще один, последний момент, который вносит ясность в это загадочное дело. Как сообщалось в промо–ролике Эн–би–си, Гленн сам обратился к группе «Фрейзера», чтобы организовать это особое шоу. Итак, разве это не смешно?
Есть и другие признаки того, что в рядах астронавтов не все ладно с «официальной историей» того, как НАСА летало на Луну и что там, в действительности было найдено. За последние несколько десятилетий многие астронавты написали книги о своих исторических миссиях, стремясь, понятное дело, увековечить наивысшие достижения в своей жизни и карьере. Некоторые из этих биографий являются, мягко говоря, непоследовательными, поскольку авторы явно стремятся оставить позитивную личную запись событий. В некоторых из них на самом деле написана явная, неприкрытая ложь. Возьмем, к примеру, одного из астронавтов «Меркурия Семь», Алана Шепарда. Мемуары Шепарада «Лунный полет» (написанный в соавторстве с еще одним членом отряда «Меркурий Семь», Диком Слейтоном, и двумя заслуженными обозревателями темы космоса — Джеем Барбари и Говардом Бенедиктом) являются обычным рассказом «Good Staff», осложненным необычной медицинской историей Шепарда и Слейтона. Что касается Шепарда, то у него странное осложнение внутреннего уха, из-за которого он лишился возможности летать на шесть лет. До того времени как Шепард чудесным образом «исцелился» и вернулся в 1969 году, ему сделали тайную и по тем временам инновационную хирургическую операцию, что позволило ему в конце концов командовать «Аполлоном-14» в полете на Луну в 1971 году. Вы должны помнить: во время последнего выхода для работы за бортом и «Аполлона-14» Алан Шепард удивил НАСА и национальное телевидение, ведшее прямую трансляцию — и внес свой уникальный вклад в историю — своим знаменитым:

«Первым ударом по мячу для гольфа на Луне».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Ричард С. Хогланд – Майк Бара.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo wod_1958 august 5, 2016 01:11 8
Buy for 1 000 tokens
По событиям в Донецке сейчас пишу редко, дублировать то, что пишет официальная пресса ДНРе - смысла не вижу особенно об обстановке на фронте - достоверной инфой для общего пользования о происходящем не владею, а то, что "доходит" - просили не постить - " Маскарад он и в Африке…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments